Дом купца Давида Микулина

ул. Красноармейская, 12 / Казанская, 95

Двухэтажный каменный дом с подвалом и мезонином на углу улиц Кукарской и Казанской был построен в 1832 г. Место считалось в градостроительном плане очень интересным и перспективным, в первой половине XIX в. как раз начиналась застройка периметра новой городской площади – Семеновской (чуть позднее – Александровской).

фото 1-2.jpg
Александро-Невский собор в центре большой Семеновской (Александровской) площади.
Начало XX в.

Строители здания – вятская купеческая династия Микулиных, родом из крестьян Пасеговского прихода Долгое время зданием владел купец и почетный гражданин Давид Микулин, с 1850-х гг. – его сын Прокопий Давидович. Последний в 1855 г. пытался продать дом, но это не удается сделать. Тогда купец сдает верхний и нижний этажи квартирантам. 

В 1870-е гг. здание принадлежит Николая Машковцеву – представителю богатого купеческого рода и сыну знаменитого Егора  Петровича Машковцева, который прославился дружбой с Александром Герценом. В юности Егор доставим своим сановитым и влиятельным родственникам огромное количество хлопот. 24 июня 1834 г., после окончания Московского университета, Егор устроил шумную вечеринку с друзьями, где исполнялись «наполненные гнусными и злоумысленными выражениями против верноподданнической присяги» песни. Среди гостей оказался засланный полицией провокатор. Его было поручено на казенные деньги устроить еще один вечер с теми же молодыми людьми. Здесь их и арестовали. Позднее подверглись аресту и Н. П. Огарев и А. И. Герцен, несмотря на то, что на этих вечеринках их не было.     После следствия Огарев был выслан в Пензенскую губернию, Герцен – в Пермь, а затем в Вятку. Егору Машковцеву удалось избежать всех тягот такой участи. Н. А. Добролюбов в 1856 г. писал в дневнике, что отец Машковцева «похлопотал и, истратив тысяч до восьмидесяти, успел наконец избавить сына от ссылки». Возможно, речь шла не об отце, а о дяде – Иване Степановиче, так как отец Егора Петровича к тому времени умер.

фото 2-3.jpg
Дом Микулина. 1980-е

Егор Машковцев вернулся в Вятку. В июле 1835 г. отсюда в письме своим московским друзьям А. И. Герцен писал: «…Здесь Машковцев. Боже Великий! И этот человек был в Петровских, и этот человек – человек». Знакомые по университету они оставались друзьями не только в период ссылки Герцена, но и позже, когда он уже получил свободу. Машковцев провожал вместе с другими «подснежными друзьями» Герцена из Вятки. Тогда существовал обычай провожать отъезжающих до первой ямской станции. По Московскому тракту она находилась в селе Бахта. Там Герцен, Витберги, Скворцов с женой, Эрн, Машковцевы распили шампанское… Память о «подснежных друзьях» Герцен хранил всю жизнь. Егор Петрович Машковцев впоследствии получил чин штабс-ротмистра, воспитывал кроме Николая сыновей Петра (от первого брака), Георгия и дочерей Марию, Екатерину, Варвару, Анну. Похоронили его в 1854 г. в Трифоновом монастыре. В 1950-е гг. все старые кладбища Кирова были разгромлены и только надгробная плита Егора Машковцева чудом сохранилась и по сей день лежит на территории монастыря. 

Во второй половине XIX в. некогда богатейшая и влиятельная семья Машковцевых терпит полный крах и разорение. Им приходится продавать предприятия, заводы, торговые лавки и домовладения. В 1892 г. новым владельцем здания у Семеновской (Александровской) площади становится  вятский купец Сергей Кальсин с сыновьями.

фото 3-1.jpg
Крыльцо дома Микулина. 2015 г.

В 1908 г. епархиальный съезд рассматривал вопрос о покупке здания для епархиального училища. В докладе комиссии, осматривавшей дом, сообщалось: «Дом двухэтажный каменный с подвальными жилыми помещениями и с мезонином. Подвал очень низок и для жилья его надо бы углубить на аршин. На первом этаже дома 7 комнат площадью 18х18 аршин, высота 4 ¾ аршина,  окна 44х22 вершка. Капитальных стен в этих комнатах нет. В верхнем этаже и низко, и темно: высота 3 аршина и 10 вершков, окна 21х30 вершков. На чердаке две стены каменные и две деревянные. Дому принадлежит 900 кв. сажень земли. Просят за дом 18 тысяч рублей». На следующем заседании съезда архитектор Я. Максимович доложил, что с технической точки зрения дом Кальсина не имеет недостатков. Однако в итоге сделка сорвалась, и для епархиального училища было арендовано другое здание – дом Свенторжецких на Владимирской площади.

фото 4-1.jpg
Дом Микулина. 2015 г.

Последним дореволюционным владельцем здания был крестьянин Афанасий Трегубов. В 1918 г. дом на углу улиц Красноармейской и Троцкого был муниципализирован и передан жильцам как коммунальное владение №239. По сей день дом является жилым и входит в комплекс застройки старинной Семеновской площади.

Фото: ГАКО, pastvu.com